понедельник, 2 марта 2015 г.

Кремлевская жемчужина

За что жители  города Пологи, что в Запорожской области, благодарны своей землячке Перл Карповской, которая, покинув родные места в начале двадцатых годов минувшего столетия, сделала в Москве головокружительную карьеру, а в начале тридцатых – после смерти жены Сталина, стала первой леди СССР

Кто-то из современных историков, оценивая роль представительниц слабого пола в политике великого, но ныне не существующего государства, заметил: “Советский Союз дал миру двух женщин. Это женщина-дипломат Александра Коллонтай и женщина-нарком Полина Жемчужина”.
О второй выдающейся женщине Страны Советов,  Полине Жемчужине, которая в свое время занимала посты заместителя наркома пищевой промышленности и наркома рыбной промышленности СССР, мы и поведем сегодня разговор. Уточнив для начала, что родилась она 11 марта 1897 года на станции Пологи Александровского уезда Екатеринославской губернии в семье портного Семена Карповского. И звали ее вовсе не Полиной.

Из Полог – в Кремль
Перл Карповская поменяла личные данные в лихую послереволюционную пору. Причем поменяла необычным образом: записала полученное при рождении имя фамилией [«перл» в переводе – как с идиш, так и с украинского, означает «жемчужина»], присовокупив к ней красивое имя Полина [«посвященная Аполлону», древнегреческому богу, т.е.].
Родные Пологи Жемчужина покинула в достаточно раннем возрасте. В тринадцать лет она уже работает набивщицей папирос на табачной фабрике в Екатерино­славе, затем – кассиром в аптеке. В 1918 году вступает в РКП(б) и по направлению ЦК КП(б) Украины оказывается в Харькове, где получает документы на имя Полины Жемчужины. В 1920 году вступает в должность заведующей женским отделом Запорожского горкома партии, а через год  уезжает в Москву – на международную конференцию женщин-коммунисток. Однако в работе конференции почти не участвует: тяжело заболев, попадает в больницу.
Болезнь не просто внесет коррективы в судьбу вчерашней пологовчанки – она ее изменит кардинальным образом. Чтобы проведать занедужавшую, в больницу однажды заглянет отвечавший за проведение конференции секретарь ЦК РКП(б) Вячеслав Молотов [в 1930 году возглавит правительство]. Потом еще раз. И еще.
После выздоровления Полина не вернулась в Запорожье: на правах хозяйки она переехала в кремлевскую квартиру секретаря ЦК и, став вскоре женой Молотова, сделала стремительную карьеру, оказавшись во второй половине тридцатых в кресле заместителя наркома, а потом и главы союзного наркомата.

Опала
Говорят, Сталин стал в душе ненавидеть «кремлевскую жемчужину» после гибели своей жены Надежды Аллилуевой [застрелилась 15 ноября 1932 после грубого замечания, отпущенного в ее адрес Сталиным]. Вождь будто бы внушил себе, что дурное влияние на нее оказывала именно Полина, которая чуть ли не настраивала Надежду против него. Думаю, это было не так.
Будучи близкой подругой Надежды Аллилуевой, Полина, естественно, знала о том, что отношения между ней и Сталиным становились все более напряженными. Но вмешиваться в эти отношения Полина вряд ли бы позволила себе. Не такой она была человек. Волевой, решительный, бескопромиссный, если того требовала ситуация, – это да. Но на интриги Жемчужина не была способна. Она, кстати, и карьеристкой – в дурном смысле этого слова, не была. На всех должностях работала с энтузиазмом, стараясь добиться максимального эффекта. Так о Полине отзывались все, кто ее знал в те годы.
В марте 1939 года Жемчужина становится кандидатом в члены ЦК ВКП(б), а уже в августе Политбюро ЦК принимает по ней специальное постановление, подчеркнув, что “тов. Жемчужина проявила неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей, в силу чего в окружении тов. Жемчужины оказалось немало враждебных шпионских элементов”.
Надо ли уточнять, кем и как выявлялись эти самые «шпионские элементы»? Но, похоже, бериевские палачи переусердствовали, выбивая показания на Жемчужину из ее коллег по двум наркоматам. Компромата на Полину набралось столько, что в октябре 1939 года Политбюро принимает по ней второе (!) решение: “Считать показания некоторых арестованных о причастности тов.Жемчужины ко вредительской и шпионской работе клеветническими”.
Тем не менее, за “неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей” [во втором пункте октябрьского постановления Политбюро дословно процитировано обвинение из августовского постановления], жену председателя Совета Народных Комиссаров СССР – по сути, первую леди государства (!), лишают поста наркома и назначают начальником главного управления текстильно-галантерейной промышленности Наркомлегпрома РСФСР. Это назначение рассматривалось как понижение сразу на несколько ступеней.

Арест и ссылка
В феврале 1941 года Полина была выведена из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б), а в мае Сталин, решив узурпировать власть, присовокупил к своей, в общем-то, формальной – по международным меркам, должности Генерального секретаря ЦК солидную должность главы правительства, отняв ее у мужа Полины Семеновны [за Молотовым сохранился пост народного комиссара иностранных дел].
В 1948 году кремлевская жемчужина подружилась с первым послом Израиля в СССР Голдой Меир, заявив ей на одной из официальных встреч в Кремле, что она, Перл Карповская, – тоже дочь еврейского народа.
Ни дружбу с Голдой Меир, ни, тем паче, высказанных вслух сомнений в истинности официальной версии гибели председателя Еврейского антифашистского комитета, актера и режиссера Соломона Михоэлса Полине простить не могли [в годы войны она активно работала в комитете], и 29 декабря 1948 года ее исключают из партии.
Ровно через месяц следуют арест и обвинение в том, что Полина “на протяжении ряда лет находилась в преступной связи с еврейскими националистами”. Кстати, 4 марта ее муж был освобожден от должности министра иностранных дел, потеряв большую часть своего влияния. А Голду Меир выслали из СССР.
29 декабря 1949 года Особым совещанием при МГБ СССР Полина Жемчужина приговорена к пяти годам ссылки в Кустанайскую область.
В январе 1953 года, при подготовке к новому открытому процессу в связи с «делом врачей»,  она вторично арестована – в ссылке, и переведена в Москву. Однако судебного разбирательства не случилось по причине смерти Сталина.
На свободе Полина Семеновна оказалась на следующий день после похорон вождя – 10 марта.
Когда ее доставили в кабинет Берии, он вышел из-за стола, обнял без вины виноватую и воскликнул: “Полина! Ты честная коммунистка!” Стойко выдержавшая допросы и тяготы ссылки, Жемчужина от этих слов упала, потеряв сознание.
Через десять дней последовало постановление о восстановлении в партии, а еще спустя две недели – решение о полной реабилитации.
Умерла Полина Семеновна 1 мая 1970 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Московский период жизни
В 1921-1922 г.г. Полина Жемчужина работает инструктором Рогожско-Симоновского райкома РКП(б).
Образование получила на рабфаках второго МГУ [1923 г.] и первого МГУ [1925 г.], училась также на экономическом факультете Московского института народного хозяйства имени Г.В.Плеханова [1925-1926].
В 1927-1929 г.г. – секретарь партячейки, в 1930-1932 г.г. – директор парфюмерной фабрики «Новая заря».
В 1929-1930 г.г. – инструктор Замоскворецкого райкома РКП(б).
В 1932-1936 г.г. – управляющая трестом высшей парфюмерии.
С 1936 г. занимала руководящие посты в наркомате пищевой промышленности СССР: с июля 1936-го – начальник главного управления парфюмерно-косметической, синтетической и мыловаренной промышленности; с ноября 1937-го – заместитель наркома.
19 января 1939-го из наркомата пищепрома был выделен самостоятельный наркомат рыбной промышленности СССР, который возглавила Полина Жемчужина.

Что для родных Полог сделала Полина
Уже будучи женой Молотова, Жемчужина однажды пересказала мужу легенду, услышанную ею на родине. Когда-то будто бы по реке Конке турки на корабле везли золотого коня. Неподалеку от Полог корабль затонул. Конь, таким образом, навсегда остался на дне реки.
Заинтересовавшись легендой, Молотов пересказал ее Сталину, и тот распорядился провести в Пологах разведку.
По слухам, прибывший на станцию поисковый отряд долго исследовал дно Конки-реки, но золотого коня так и не нашел. Зато обнаружил изрядные запасы каолинов и огнестойкой глины. Впереди была индустриализация – и Сталин приказал организовать разработки.
В 1924 году геологи харьковского треста «Союзкаолин» провели разведку Пологовского месторождения, запасы которого, по предварительным данным, составили семь миллионов тонн.
Трудно представить, что сегодня было бы с Пологами, если бы на это месторождение не наткнулись искатели золотого коня. Нынче ведь на него завязаны практически все ведущие промышленные предприятия города: горнодобывающая компания «Минерал», химический завод «Коагулянт», общество «Днепрокерамика».
Полина Жемчужина в рабочем кабинете
Супруги Молотовы с дочерью
Вячеслав Молотов и Полина Жемчужина
Вячеслав Молотов и маршал Иосип Броз Тито
На этом же банкете в Кремле: Полина Жемчужина, Йованка Тито [жена маршала Тито] и министр культуры СССР Екатерина Фурцева





Комментариев нет:

Отправить комментарий