среда, 25 февраля 2015 г.

Реквием "Юждизельмашу": уничтожен завод, отвечавший за поставку в войска двигателей для бронетехники

Этот старейший завод Украины, на котором работали более десяти тысяч жителей города Такмак, что в Запорожской области, в свое время выпустил первый советский трактор и первую советскую "самодвижущуюся морскую мину", а затем отвечал за надежность ракетно-ядерного щита СССР и за поставку в войска двигателей для бронетехники
Коль мяса не надо, бери танковый двигатель
Для начала объясню, почему наша газета нынче заинтересовалась токмакскими дизелестроителями. В начале февраля Громадське TV поведало историю приобретения одним из ремзаводов Украины двигателей УТД-20 для бэтээров, которые – после соответствующего ремонта, естественно, должны были быть отправлены в зону проведения АТО – на Восточный фронт.
В качестве поставщика железного, образно говоря, сердца для боевых машин, оказывается, была выбрана фирма, торгующая... мясом. А за двигатели потом ремзавод переплатил... почти вдвое.
Но и это еще не все. Поступившие на завод двигатели, приобретенные [предположительно] у воюющей с Украиной России, оказались... нерабочими! Вот выписки из рекламационных актов [обнародованны ГромадTV], составленных по сему поводу: "Теч оливи", "забоїни, що свідчать про невідповідність 1-ї категорії", "теч палива із під штуцера", "теч палива дренажної системи".
А еще телевизионщики объяснили, почему завод вынужден был обратиться к мясоторговцам. Потому, что единственный в Украине производитель УТД-20 [расшифровывается как "универсальный танковый двигатель"] – токмакский завод "Юждизельмаш", обанкротился и прекратил существование. Таким образом, отвечать за поставку необходимых нашей армии – и не выпускающихся у нас, танковых двигателей могут... ну, хоть фармацевты, не в обиду будь им сказано. Напрямую-то договариваться не с кем: не производятся больше в Токмаке железные сердца для боевых машин – полностью свернуто производство на "Юждизельмаше".
Чтобы на месте кое-что разузнать об умершем [или, что точнее, убитом] заводе, я решил отправиться в Токмак, где мой коллега Виталий Голод пообещал мне организовать встречу с очень достойным и очень сведущим человеком.
По реке жизни Василия Ахрамеева
Этим человеком оказался почетный гражданин Токмака, кавалер ордена Ленина и двух орденов Трудового Красного знамени, Почетный работник тяжелого и транспортного машиностроения СССР, Заслуженный машиностроитель Украины, бывший генеральный директор "Юждизельмаша" Василий Ахрамеев.
Василий Никифорович также автор трехтомных мемуаров "Рекою жизни", в которых необычайно интересно и в мельчайших подробностях рассказал и о Токмаке, и о своем любимом дизелестроительном заводе, которому отдал 23 года своей жизни [возглавлял предприятие, сделав его ведущим в СССР, с 1965-го по 1988-й].
Об истории завода Василий Никифорович может рассказывать бесконечно. Я же прошлое "Юждизельмаша" постараюсь вместить в несколько абзацев.
Дизелестроительный завод им. С. М. Кирова - один из старейших заводов в Украине, в советское время был ведущим дизелестроительным заводом СССР [выпускал 92 модификации дизельных двигателей] и являлся градообразующим предприятием Токмака [на заводе работали около 10 тысяч человек].
Основан был – как завод земледельческих машин, в 1882 году немцем Фуксом. Спустя три года неподалеку появился аналогичный завод австрийца Клейнера.
В 1923 году на восстановленных после Гражданской войны и объединенных в одно предприятие заводах было запущено производство первого советского трактора "Запорожец", нефтяных двигателей, жаток, буккеров и плугов.
9 июля 1935 года заводу присвоено имя Кирова. В этом же году такмачане получили задание освоить производство первых советских торпед – "самодвижущихся морских мин", как их тогда называли.  
В послевоенный период на восстановленном заводе был налажен выпуск новых дизелей [мощностью 40 и 80 л.с.], а в начале 50-х созданы базовая модель дизеля 6Ч12/14, различные модификации дизель-генераторов, судовых двигателей и дизелей для привода различных механизмов.
В конце 70-х годов завод вошел в ПО "Юждизельмаш".
В самом начале 21-го века производство дизелей в Токмаке было прекращено.
А вот каким застал в 1965 году Токмак новый директор дизелестроительного Василий Ахрамеев [глава из его мемуаров максимально ужата мной]:
"Непролазная грязь по всем городским улицам, кроме узкой проезжей части улицы Революционной, выложенной гранитным нетесаным булыжником... Не лучшая картина ожидала меня и на заводе. Отсутствие дорог с твердым покрытием. Нет ни одного теплого туалета, даже в заводоуправлении. Цехи забиты оборудованием. Между станками может протиснуться только человек со стройной фигурой модели. Рабочие в замусоленной одежде приходят на работу и возвращаются в ней домой... Много я видел заводов, но такая картина впервые предстала перед моими глазами. Везде груды металла и копошащиеся среди них чумазые люди. В цехах страшный холод.  Я не мог осознать, как в этом хаосе можно изготовлять высокой точности технику, от которой требуется устойчивая работа в экстремальных условиях...  Когда я отвлекался от кошмара, который пришлось увидеть через двадцать лет после войны, моему удивлению не было предела. Такое безропотно мог терпеть только наш народ, ждущий в неведомом будущем светлую жизнь при коммунизме".
Последнее замечание автора – не в бровь, как говорится, а в глаз кэпэушным крикунам, с пеной у рта пытающимся доказать, что при сэсэсэре жисть была... ну пряничная!
Василий Ахрамеев
Орденоносный директор

Дизель для запуска стратегической ракеты
В 1967 году дизелестроители завода им. Кирова получили важнейший, невероятной секретности правительственный заказ: изготовить и выдать стране двигатели, которые будут работать... в шахтах – на глубине в 600 метров, без доступа воздуха и без каких бы то ни было дополнительных источников питания.
Не об угольных шахтах речь шла. Дизели нужны были для запуска – в случае необходимости, стратегических ракет [часть из них, естественно, была оснащена ядерными боеголовками]. Дело тут вот в чем, если объяснить примитивно.
Сами ракеты всегда находились в подземных шахтах. А запитывались они энергией с поверхности земли. В связи с этим противнику, чтобы сделать эти ракеты неуправляемыми, достаточно было нанести по прилегающей к шахтам территории удар с воздуха – тоже ракетой, скажем. Установленный же в шахте дизель сохранял работоспособность ракеты даже в случае атомного удара по поверхности земли [проверено было на практике].
Вот так в скромном Токмаке создавался ракетно-ядерный щит СССР.
– Гарантию на такие машины вы давали, Василий Никифорович?
– А как же! Из ста тысяч произведенных нами шахтных дизелей неполадки возможны были только в одном из них. Высочайшее качество предусматривала та работа. Каждый начальник цеха нес персональную ответственность за каждую деталь, которая шла на эту машину.
Памяти "двадцатки"
3 сентября 1968 года курьерской почтой на токмакский дизелестроительный завод было доставлено постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №705-263 о создании производства универсальных танковых двигателей УТД-20, которые по сию пору специалисты называют "двадцаткой".
Никто в машиностроительных кругах СССР не верил, что "в какой-то деревне", как пренебрежительно называли тогда Токмак, можно будет наладить серийное производство затребованного армией универсального двигателя для боевых машин пехоты [БМП] и бронетранспортеров [БТР]. А токмачане, назло всем сомневающимся, в мае 1973 года сдали военной проверке первые двигатели собственного изготовления – из узлов и деталей, произведенных Токмакским заводом им. Кирова.
– Я читал, Василий Никифорович, что со временем вы довели производство "двадцатки" до 1600 штук в месяц, это так?
– До 2600! А в случае войны производство УТД-20 увеличилось бы до четырех тысяч штук. При работе в три смены.
Между прочим, по оценкам зарубежных специалистов, токмакский УТД-20 относится к двигателям авиационного класса, что является показателям высшего уровня мастерства задействованных на его выпуске людей.
В начале 21-го века, как я уже констатировал, эти люди остались без работы. Они оказались не нужными стране. Их мастерство, опыт страна даже в копейку не оценила: трудовой стаж заводчанам перестали засчитывать, если мне память не изменяет, еще в 2004 году.
Сегодня завод, производивший – без преувеличения, уникальные двигатели, которыми была оснащена значительная часть бронетанковой техники Вооруженных Сил СССР [кроме Токмака, УТД-20 выпускали только в Барнауле], представляет из себя... ничего он из себя не представляет!
– Войны в Токмаке не было, а завод разрушен так, будто бы боевые действия на его территории таки велись, – грустно шутит мой многоуважаемый собеседник, который – и это известно всем в Токмаке, гайки с завода не вынес для собственного обогащения.
Кстати, Василий Никифорович знает рассказанную мной в самом начале нашего сегодняшнего разговора телеисторию о приобретении ремзаводом нерабочих двигателей для бэтээров.
– А ведь Украина, – добавляет он, – могла бы по сей день – не завися ни от кого, производить и бэтээры, и бээмпэ. Если бы имела свой двигатель. Ту самую "двадцатку".
– Восстановить в Токмаке заводское производство двигателей возможно? Как это было после Гражданской войны. Или после Отечественной.
– Я вам так отвечу: восстановить производство невозможно, но производить двигатели можно. Какая в конце концов разница, где их будут собирать? Лишь бы собирали! А в городе пока еще остались специалисты. С некоторыми из них я общался лично. Они готовы работать. Даже бесплатно.
В заключение позволю себе еще одну цитату из мемуаров "Рекою жизни":
"Мог ли я, уходя на пенсию [позавчера, к слову, Василию Никифоровичу исполнилось 87 лет, – прим. авт.], предвидеть, что государство, на уничтожение которого тратились триллионы, волей одного человека без единого выстрела, без материальных затрат рухнет, как карточный домик. При том, это сделает весь мощный капиталистический мир руками одного человека, гражданина нашей страны. Вероятно, наш народ настолько возненавидел "социализм", строящийся группой человеконенавистников под лозунгами социалистического учения, проповедующего равенство, братство, мир, свободу и счастье на земле. Эти изверги превратили социализм в советском государстве в общественный строй намного страшнее фашизма. Собственный народ в этом обществе был так закабален и закрепощен, что знал только тяжелый труд в полунищенском существовании".
Заводоуправление сегодня...
...и в минувшем столетии
***Фото по теме

Дизелестроительный завод в Токмаке вчера:











...и сегодня:




Памятник первому советскому трактору и дизелю:



Боевая машина пехоты, оснащенная токмакским дизелем:
Легендарная "двадцатка" [УТД-20]:












1 комментарий:

  1. Приятно было видеть наш, токмакский двигатель ("двадцатку") в автопарке в\части ... при прохождении службы в г.Борисове БССР.

    ОтветитьУдалить